У Психолога
Авторизація
Запам'ятати на місяць
Реєстрація Забули пароль?


Оказание психологической помощи переселенцам и участникам АТО средствами нейролингвистического программирования

У Психолога » Соціум та політика » Оказание психологической помощи переселенцам и участникам АТО средствами НЛП

психологическая помощь переселенцам и участникам АТО Психологические проблемы существовали, существуют и будут существовать всегда. Это аксиома. Многие из этих проблем люди решают сами разными способами. Но есть ряд проблем, которые человек не может разрешить самостоятельно в силу различных причин. И тут на передний план выдвигается психолог, который осуществляет консультирование, психотерапии и даже психокоррекцию. Во многих случаях эта помощь эффективна, но далеко не всегда.

Проблема оказания психологической помощи населению становится особенно острой в связи с известными событиями на востоке Украины. Огромное количество украинских граждан получили травмы (и не только психологические).

Тут возникают две трудности. Во-первых, масса людей: переселенцев и участников АТО, не хотят идти к психологу. До сегодняшнего времени в Украине у части населения сохраняется настороженное отношение к психологии и, соответственно, к психологам. Необходимо помнить о наличии довольно устойчивых заблуждениях у потенциальных клиентах.

Это: 1) К психологам приходят только психически больные люди.

2) Я разобрался, в чем мои сложности – зачем мне нужен психолог?

Сайт пропонує психолог Київ, психолог Одеса, психолог Дніпро та інші регіони України.

3) Человек обязан сам справляться со своими личностными трудностями, если он мужчина.

4) Консультирование – это просто разговоры и ее эффективность неизвестна.

Существуют и другие мифы в отношении психологии и ее практического применения. Мы обозначили только те мифы, которые сильно уменьшают вероятность встречи с практическим психологом. Но, применительно к переселенцам и участникам АТО вероятность работы с этой категорией людей значительно увеличивается за счет реализации различных программ, грантов и т.д.

И тут возникает вторая трудность. Как работать с людьми, пережившими ужасы войны, потерявшими дом и, в ряде случаев, – родных и близких? К этому добавляется ситуация неустроенности на новом мести, отсутствие денег и перспектив. Особенно это касается людей старшего поколения.

Посттравматический синдром налицо. Точнее, в нашем случае, это посттравматическое стрессовое расстройство, полученное в результате военных действий (ПТСР). Часто человек, страдающий таким синдромом, оказывается не только участником активных боевых действий, но и пострадавшим в результате них. Например, война в Афганистане стала причиной, по которой масса мужчин и косвенным образом женщин, стали жертвами посттравматического стресса. Афганский синдром у многих из них до сих пор продолжает сказываться в разных жизненных ситуациях. Многие исследователи отмечают, что навсегда и полностью избавиться от посттравматического расстройства почти невозможно. Пример тому – афганский синдром, который может преследовать человека всю жизнь. Тем не менее, лечение подобного расстройства необходимо, оно способно нормализовать жизнь травмированного человека и вернуть ему способность полноценно жить: дружить, любить, думать о будущем и т.д. При посттравматическом синдроме наблюдаются следующие клинические симптомы:

  • немотивированная бдительность;
  • взрывная реакция;
  • притупленность эмоций;
  • агрессивность;
  • нарушение памяти и концентрации внимания;
  • депрессия;
  • общая тревожность;
  • приступы ярости;
  • склонность к злоупотреблению наркотическими и лекарственными веществами;
  • непрошеные воспоминания;
  • мысли о самоубийстве.

Дело в том, что картина психического состояния и поведения человека, которая получила название посттравматического синдрома, описывает определенный способ существования в нашей действительности. Традиционный подход – предоставление пациентам с ПДС возможности участвовать в различных адаптационных программах – не решает проблемы, поскольку основная направленность всех этих программ заключается не в стремлении помочь человеку избавиться от психологической проблемы, а в попытке привести его изменившиеся представления об окружающей действительности и нормам, принятым в данном обществе. Мы согласимся с тем, что, к сожалению, многие врачи- психотерапевты забывают тот факт, что истинное физическое и духовное здоровье состоит не в том, чтобы соответствовать социальным нормам и стандартам, а в том, чтобы прийти к согласию с самим собой и реальными фактами своей жизни. Если «здесь и сейчас» на сегодняшнею жизнь большее влияние оказывают волнующие восп оминания, образ мыслей и чувств, пришедшие в наследство из прошлого, очень важно честно признать их существование, даже если кому-то это покажется ненормальным.

читайте також:

Пограничная ситуация в обществе В кровавом прошлом веке пограничных ситуаций хватало. Сменились декорации времени. Народ разочаровался в социализме. Землетрясение государственных и общественных устоев вызвал Ужас и тотальную фрустрацию потребности в Безопасности.

Синдром «Последней ложки» или о пользе чувства отвращения. Кто-нибудь может и скажет на все это: «Тоже мне, нашли проблему! Доедать нужно, не выбрасывать же? А как же бережное отношение к пище и уважение чужому труду?

запитати психолога онлайн

Так вот, первый опыт работы психологов с переселенцами показал, что пострадавшие не хотят идти на контакт, доверительные отношения установить с ними очень и очень сложно. Они вспоминают ситуацию, послужившую их сегодняшнему положению и туманные перспективы на будущее, и реагирую однотипно – агрессией, обидой, отчаяньем.

Вспомним ступени проживания (категории симптомов) ПТСР:

  • эмоциональные (шок, гнев, страх, ужас, горе, вина, ранимость, раздражительность, безразличие);
  • когнитивные (снижение концентрации внимания, смущение, дезориентация, рассеянность, снижение интересов);
  • физические (утомление, усталость, бессоница, ночные кошмары, преувеличенная реакция испуга, соматические заболевания, напряжение);
  • психологические (отчуждение, социальный уход, удаление, повышенное напряжение во взаимоотношениях, злоупотребления, профессиональная нетрудоспособность, семейные проблемы).

Исследователи отмечают, что практически у всех участников травмирующего фактора длительное время после психологической травмы проявляются выраженные первичные симптомы ПТСР. Выделяются следующие первичные симптомы.

Сверхбдительность. Человек постоянно следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность. Часто сверхбдительность проявляется в виде постоянного физического напряжения.

Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Часто встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессия.

Непрошенные воспоминания. Это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии посттравматического стрессового расстройства. В памяти внезапно всплывают страшные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.

У ветеранов современных войн наряду с первичными симптомами имеют место и вторичные симптомы посттравматического стрессового расстройства, наблюдаемые у пациентов многие годы. К вторичным симптомам относят: депрессию, тревогу, импульсивное поведение, алкоголизм (таксикоманию), соматические проблемы, нарушение чувства времени.

Исследователи отмечают, что возможные механизмы посттравматического стресса значительно различаются в зависимости от применяемого подхода [1, с. 93–95]. Например, в рамках концепции о высшей нервной деятельности, созданной И. Павловым, причиной ПТСР является застойный очаг возбуждения в коре головного мозга.

радреналина, домапина и серотонина в мозге, рост уровня ацетипхоппина и эндогенных опиоидов. Снижение уровня норадреалина и падение уровня допамина в мозге коррелирует с состоянием психического оцепенения. Это состояние является центральным в синдроме ответа на стресс. Болеутоляющий эффект, опосредованный эндогенными опиоидами, может приводить к возникновению опиоидной зависимости и поискам ситуаций, похожих на травмирующую. Снижение серотонина вызывает ингибирование работы системы подавления продолжения поведения, что приводит к генерализации условной реакции на связанные с первоначальным стрессором.

Звучит очень логично, но большинство подобных исследований было проведено на животных, что не позволяет в полной мере переносить данные гипотезы на стресс человека. Согласно психоаналитическому подходу Фрейда, травма приводит к нарушению процесса символизации и является элементом нарциссического конфликта. Фрейд считал, что в результате интенсивного или длительного воздействия внешних факторов. Стимульный барьер разрушается, а либидозная энергия смещается на самого субъекта. С его точки зрения, фиксация на травме – это попытка ее контроля.

Современные психоаналитики в качестве возможных механизмов ПТСР рассматривают: регресс на оральную стадию развития, смещение либидо с объекта на «Я», ремобилизация садомазохистских инфантильных импульсов, идентификация с агрессором, регресс к архаичным формам функционирования «Сверх-Я». Считается, что травма – это триггерный механизм, активизирующий детские конфликты. В рамках когнитивной модели, травматические события – это потенциальные разрушители базовых представлений о мире и о себе. Патологические реакции на стресс – это попытки воссоздания прежней картины мира в слегка измененном виде, которые не приводят к успеху.

Преодоление ПТСР возможно только после полного разрушения остатков прежних представлений об окружающем мире и своей роли в нем и построения новой, непротиворечивой модели. Информационная модель является попыткой синтеза когнитивной, психоаналитической и психофизиологической моделей. Согласно этому подходу, сильный стресс приводит к поступлению в сознание информации, которая не может быть согласована с когнитивными схемами. Происходит информационная перезагрузка, и часть информации переводится из сознания в бессознательное, сохраняясь в активной форме. В соответствие с принципом избегания моральной боли человек стремится сохранить информацию в бессознательной форме, но, в соответствии с тенденцией к завершению гештальта, травматическая информация становится сознательной как часть процесса. Человек знает, чего он на самом деле хочет, но себе в этом не признается.

Методы, которые используются в краткосрочной терапии, тут все традиционно:

  • Беседа
  • Метафоры, притчи, юмор
  • Элементы телесной терапии
  • Элементы гипноза
  • Сам психотерапевт, который является главным инструментом терапии. Ведь он работает с теми чувствами, которые вызывает у него клиент, перерабатывает их и возвращает обратно.

Что характерно, это влияние зачастую незаметно для клиента. Они часто говорят: «Ой, я сам изменился, потому что: погода изменидась, я вспомнил то, что…» и т.д. Нормально, главное – результат. Всем вышеперечисленным требованиям отвечает работа с жертвами ПТСР в рамках нейролингвистического программирования. Использование этого психологического направления в практической работе не очень распространено. Многие специалисты с недоверием относятся к нейролингвистическому программированию как разделу психологической науки, скептически воспринимают его практические возможности. Рассмотрим эти обвинения, которые сторонники НЛП справедливо назвали мифами.

  1. Первый миф – это то, что НЛП имеет ненаучный статус. Но недостаток информации о любом научном направлении или области, не дает повод для зачисления их в ненаучные. Техники НЛП имеют соответствующую теоретическую базу и представляют из себя направление психотерапии. Создатели теории НЛП – известные психологи и психиатры [2; 3; 4; 5; 6]. На самом деле, НЛП – это практическая психология, направленная на получение конкретного результата, в которой учитываются основные принципы построения внутреннего мира человека.
  2. Второй миф об НЛП – якобы оно является средством полного контроля над другими людьми. Понятно, что такие слухи сразу отпугивают человека, ведь никто не хочет попасть под чье-то влияние или манипулирование. Но контроль за кем-то не так просто получить даже для профессионального гипнотизера. Кроме того, транс – не гипноз, в этом состоянии клиент может контролировать себя.
  3. Третий миф – это то, что практика малоэффективна. Cразу возникает вопрос: по сравнению с кем и с чем? Насколько техника НЛП эффективна на практике можно убедиться только тогда, когда человек попробует это лично. Только применение в своей жизни и свой опыт могут давать точные ответы.

Я, на основании своего длительного опыта, накопленного в процессе работы в качестве практического психолога в русле НЛП, могу четко и уверенно констатировать: да, работает! Когда-то, на заре НЛП, некоторые коллеги говорили мне, что, мол, ты не работаешь в сторону личностного роста, если поможешь клиенту справиться с конкретным страхом, то на смену ему придет другой страх. Личность-то не изменилась. Отвечаю: да, на смену одному конкретному страху может прийти другой конкретный страх – клиент ведь меланхолик, невротик, тяжелое детство, травмирующие ситуации и т.д. В моей практике такое встречалось. Ну и что! Убираем эти страхи по мере их возникновения. В НЛП это делаетсяx часто быстро, иногда достаточно полчаса (но только иногда!). В результате, если работа проделана качественно, возникают два варианта: во-первых, возможна генерализация эмоций и личность действительно меняется в лучшую сторону; во-вторых, клиент, освободившись от актуальных отрицательных эмоций сам может оптимально строить свою жизнь. Он включает свое сознание на полную мощность, ведь оно уже не искажено, не тормозится базовой отрицательной эмоцией – страхом.

Многочисленные тренинги личностного роста – это, конечно, хорошо. Они приносят определенную пользу. Но когда возникал запрос на разрешение очень конкретной проблемы: панический страх темноты, высоты, манекенов, контрольных работ, смерти близких, милиции, приведений, а также заикание и неконтролируемый тремор, то те же коллеги отправляли таких клиентов ко мне. Теоретики НЛП подчеркивают, что успех любой психотерапии зависит от того, насколько четко сформулирован искомый результат. Психотерапевты этого направления предполагают, что чем точнее сформулирован результат, тем лучше мозг запрограммирован на то, чтобы не упускать ни одного шанса в ходе решения проблем.

Критерии хорошей формулировки результата следующие: 1) он должен быть сформулирован позитивно; 2) клиент должен играть активную роль и держать результат в разумных пределах под своим контролем; 3) клиент должен представлять свой результат настолько подробно, насколько это возможно; 4) клиент должен иметь логические, эмоциональные и телесные критерии того, что он достиг желаемого; 5) человек должен осознавать собственные ресурсы (внутренние и внешние), необходимые для того, чтобы достичь результата; 6) результат должен иметь реальные размеры; 7) результат должен быть экологичным, т.е. вписываться в более широкие системы личности и общечеловеческих ценностей. Другими словами, полученный результат не должен вредить самому клиенты в различных контекстах и окружающим.

Таким образом, хорошо сформулированный результат реально достижим, мотивирует клиента и обязывает его к определенным изменениям. Нейролингвистическое программирование – не вселенская панацея. Да и не одно из направлений психологии не претендует на истину в последней инстанции. Правда, Фриц Перлз, работы которого классики использовали для создания НЛП, как-то сказал: «Я подобен богу!». Если великий психотерапевт не шутил, то в каких-то ситуациях очень успешной работы он мог себя так чувствовать.

Теоретические и практические аспекты НЛП требуют дальнейшего вдумчивого анализа и практической работы. Это позволит объективно соотнести теорию и практику нейролингвистического программирования, будет способствовать дальнейшему развитию теоретический и практической психологии.

Список использованной литературы

1. Щербатых Ю. Психология стресса и методы коррекции / Ю. Щербатых. – СПб. : Питер, 2008. – 201 c. 2. Андреас К, Андреас С. Измените свое мышление и воспользуйтесь результатами. Новейшие субмодальные вмешательства НЛП / К. Андреас, С. Андреас. : СПб. : Ювента, 2002. – 188 с. 3. Бэндлер Р. Используйте свой мозг для изменения / Р. Бэндлер – СПб. : Ювента, 2001. – 187 с. 4. Дилтс Р. Моделирование с помощью НЛП / Р. Дилтс – СПб. : Питер 2000. – 233 с. 5. Люис Б., Пуселик Ф. Магия нейролингвистического программирования без тайн / Б. Люис, Ф. Пуселик. – СПб. : «Петербург – ХХI век», 2002. – 362 с. 6. О’Коннор Дж., Сеймор Дж. Введение в нейролингвистическое программирование / Дж. О Коннор, Дж. Сеймор – Челябинск : Версия, 2001. – 305 с.

У Психолога » Соціум та політика » Оказание психологической помощи переселенцам и участникам АТО средствами НЛП
психолог

Оцінка публікації
  подобається публікація?  

Безкоштовна розсилка цікавинок!

 
психологія sotsium-politika О людях обыкновенных

Да, наше нарциссически организованное общество сейчас требует «выделяйся», «будь уникальным», «делай что-то, что не делают другие люди» и понеслось такое, от чего иногда чувство собственной неполноценности становится постоянным состоянием.

психологія sotsium-politika Неорелигиозные течения – благо для верующих, проблема для общества?

Религиозная ситуация в странах СНГ и, в частности, в Украине существенно изменилась. В религиозном пространстве наряду с возрожденными историческими религиями появились новые религиозные течения и движения.

Усі публікації розділу Соціум та політика ᐉ

 
Обговорення "Оказание психологической помощи переселенцам и участникам АТО средствами НЛП"

поки немає коментарів...


Щоб прокоментувати, авторизируйтеся або зареєструйтеся!
qr